Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:54 

проба пера...

Due Angeli
Я бросаюсь, как в воду, в объятья твои, снова пальцы скользят по плечу; вырвать корень твоей ядовитой любви ты не можешь- а я не хочу! (с)
15.08.2011 в 02:20
Пишет Due Angeli:

фанфик "Скелет (невесты) в шкафу (доктора Мураки)"
Название: Скелет (невесты) в шкафу (доктора Мураки).
Автор: Due Angeli
Бета: Lady Liberite
Пейринг: Мураки Казутака/ Сакураиджи Укё / Мибу Ория, Мураки Юкитака, Тсузуки Асато
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, романс
Статус: драббл / не закончен
Дисклеймер: как приличный человек, готов жениться… только кто ж мне даст… в общем, хороша Маша, да не наша… ( а Мацуситы Ёко)
Размещение: да ради Бога, только имя автора указывайте;)
Саммари: когда они были молодые…события разворачиваются задолго до описываемых в манге /аниме
Варнинги: возможно, ООС? но ничего особенно страшного нет… я надеюсь
От Автора: захотелось представить ту единственную и неповторимую, которую вышеупомянутый доктор смог бы воспринять рядом с учетом всей своей возможной специфики… и вообще, Укё тоже живой человек, а не только имя/ картинка/ вечная невеста за кадром…

Словарь:
Фэш (feis) - соревнование по ирландским танцам.
Рил (reel) − тип традиционного танца, распространённый в Ирландии и Шотландии, а также музыкальный ритм, под который можно танцевать этот танец; высокий рил (высокий прыжок)- один из базовых элементов танца.
Тати-дзюцу- собирательное название техник фехтования различным оружием.

Краткий анамнез.
Имя: Сакураиджи Укё.
Возраст: 26 лет.
Рост: 161 см
Вес: 52 кг.
Телосложение: спортивное.
Волосы: прямые, темные, коротко стриженные.
Глаза: серые.
Кожа: бледная.
Приметы: особых примет нет.
Водит: машину, мотоцикл, вертолет.
Бизнес: финансовый трейдер, тренер женской команды по боям без правил, снайпер.
Хобби: прыжки с парашютом, ирландские танцы, тати-дзюцу.
Семейное положение: не замужем, семьи нет (невеста… блин! Прошу… не любить и не жаловаться..)


Хрупкий седой человек в кресле- каталке. Бездонные синие глаза, длинные изящные пальцы, изуродованные временем и болью, но по-прежнему красивые. Колени укрыты пледом. Дед…Строго говоря, он не был мне дедом, да и кровным родственником тоже не был.
Мураки Юкитака, сэнсэй, родоначальник врачебной династии, светоч медицины, человек, допущенный в святая святых японской политики и армии, правая рука и тень первых лиц государства… Он был дедом Казутаки и Саки. Единственный мужчина моей жизни, которому я могла довериться.
Я любила его, и думайте что хотите.

- И последний вопрос, дед…- Я решительно потушила сигарету.
- Надеюсь, секс, дети и прочая подобная чушь не входят в условия… этой сделки?
Старик вздрогнул и внимательно, будто впервые увидел, уткнулся в меня взглядом, глаза в глаза. Долго смотрел, словно пытался прочитать…что-то.
- До меня доходили слухи, но, признаюсь, я не придавал им значения…хотя с другой стороны, может, ТАК вам будет еще проще. Оказывается, будучи противоположностями, в этом вы с Казутакой похожи.
- Ладно. Его ты уже осчастливил этой идеей, или решил оставить это сомнительное
удовольствие мне? Кстати, где он?
- Прилетает сегодня ночью. Сможешь остаться?
- Прости, нет. Послезавтра у меня начинается фэш, мы с Орией должны быть в Праге завтра вечером.
- С Орией???
- Дед, прекрати. Ничего личного, для нас это всего лишь бизнес, и чуть-чуть дружба. Ну и… мне классно с ним фехтуется.
Для меня всегда оставалось загадкой, почему дед не любил Орию Мибу. Парень как парень, и девочки в его заведении весьма хороши… во всех отношениях. А я… ну должен же за меня хоть кто-нибудь болеть, пока я буду лететь в высоком риле???

Мураки Казутака был очень похож на мать: высокий, длинноногий, аристократическая бледность, платиновые волосы, точеные черты лица, некая томность и хрупкость в облике, но помоги ками-сама тем, кто этому поверит! Меня тошнило от такого типажа, и вдвойне оттого, что все мои подруги и приятельницы при одном взгляде на него становились невменяемыми. Теперь я понимаю, что мной двигала банальная ревность: при взгляде на данного прекрасного лебедя я ощущала себя гадким утенком без малейшей надежды на перевоплощение, но вздорный характер не дал сползти в депрессию, а сделал из меня… некоего зверя бойцовой породы. Тем более что статуэточного глазастого мальчика нужно было защищать, а не пускать вокруг него слюни. Так что я вдохновенно дралась, осваивая попутно разнообразные виды оружия, а он решал за меня математику, делал переводы с английского, восхищенно смотрел сапфировыми глазами, накладывал примочки на мои синяки и лечил раны…
Полезный симбиоз, однако… Конец этой идиллии положил дед. Я провалила переходный экзамен, и это был первый и последний раз в жизни, когда мне довелось испытать его гнев. Он тряс меня как куклу и повторял: не смей, не смей становиться игрушкой в чужих руках, не смей покупаться на собственную жалость и иллюзию чужого бессилия, не предавай собственную жизнь. А потом крепко прижал меня к себе и уткнулся в волосы. Мы стояли молча, долго- долго… Нам с Казутакой тогда было по пятнадцать лет, нас развели по разным школам, и с тех пор мы встречались только на семейных вечеринках. А потом внезапно закончилось детство – мы почти одновременно потеряли родителей. Теперь нас практически ничего не связывало, и каждый зажил своей жизнью. Изредка мы перезванивались, еще реже сталкивались в гостях у деда, отдаляясь с каждым годом все больше.

Я отчетливо помнила нашу последнюю встречу двухлетней давности. Как бы это смешно ни звучало, ею я была обязана Ории. Он оставался нашим связующим звеном, зачем-то методично предпринимая попытки восстановить наши с Казутакой отношения. Это смотрелось тем забавнее, чем больше я узнавала о… скажем так… истинном характере их отношений. Бедняга Ория сох по ледяному красавцу, и только гордость самурая помогала ему как-то держаться в рамках. Я была для него единственной отдушиной - при мне можно было, не стесняясь, плакать в голос о “прекрасном и недоступном”, слагать хайку об обреченной любви в бесчисленном количестве экземпляров, а потом фехтовать с тенью до потери пульса. Я влюбилась в кэндзюцу, часами наблюдая этот танец рыдающего сердца в исполнении Ории и катаны. Но симпатии к Казутаке мне это не добавило… честно говоря, хотелось разложить этого поганца на колене и выпороть хорошенько за все прошлое, настоящее и будущее…

- Спасибо что приехала. Я наконец-то умираю, Укё….
- Дед, перестань…
- Теперь мое тело готово перестать существовать в этом прекрасном мире…тяжело чувствовать себя развалиной, девочка моя…
Я присела у его ног на низенькую скамейку, он гладил меня по голове, перебирая волосы.
- У меня мало времени, Укё, для того чтобы ты поверила мне и послушалась меня.
Дай мне этот шанс, ладно?
- Дед, о чем ты говоришь? Я всегда верила тебе… и ты до сих пор моя самая большая слабость.
- Цитируешь Казутаку? Я рад. Тем проще мне будет просить тебя… об одной вещи.
- Я??? Его??? Скорее он меня!… О какой такой вещи…дед, ты меня не пугай.
- Укё, мне остался от силы месяц.. ну может полтора, привычка жить слишком сильно укоренилась во мне…Я очень виноват перед вами, Укё. Я любил вас обоих… и не смог сберечь ни его, ни тебя... Вы стали тем, кем стали. Но ваш брак все расставит на свои места…
- Что? Что ты сказал?!
- Укё, вы должны пожениться. Ты останешься сегодня здесь, дождешься его приезда, и я благословлю вас. Тебе я оставляю все свои деньги- тебе ведь нужны деньги, правда? ему лабораторию и результаты исследований… только ты сможешь уберечь его…

Уже не скрываясь, я выхватила из кармана сигареты.
- Твоя логика безупречна. Лучшей женой и ширмой для мужчины нестандартной ориентации может быть лишь женщина такой же ориентации. Но почему именно я должна менять свою жизнь? И кому вообще он нужен, этот брак? Я так думаю, что твоему внуку еще меньше, чем мне…

Я стояла у окна и нервно курила. Дед, похоже, задремал, полузакрыв глаза, его дыхание было ровным и спокойным, грудь мерно вздымалась.
То, что он сейчас предложил мне, было достойным и разумным выходом из всевозможных положений - все получали всё, включая Казутаку и меня. Наверное, я и в самом деле была единственной женщиной, которую тот смог бы воспринять в таком качестве. Тем не менее, с каждой минутой меня все больше охватывал бессильный гнев, и я ничего не могла с этим поделать. Старый паук просчитал все наверняка… как жаль, что они так не похожи, мне было бы значительно легче… хотя я все-таки сумела прочитать в твоем взгляде то, что ты успешно скрывал все жизнь, Мураки Юкитака…

- Укё! Укё…
Я обернулась и выронила сигарету.
- Я опять обманул тебя, девочка… у меня нет месяца… и нет даже дня… Я уже ничего не смогу изменить, не успею объяснить и оправдаться тоже не успею. Там в столе… потом прочтете…вместе…
Глаза закатились, лицо белело и застывало у меня на глазах.
- Дед!!! дед…

Дверь распахнулась, и на пороге возник Мураки Казутака.
- Откуда ты взялся? Ты должен был прилететь ночью.
Он шагнул мимо меня к креслу, встал на колени, его руки пытались нащупать пульс и одновременно массировали деду грудную клетку.
- Ну, скажем так… я почувствовал, что сегодня ночь наступит значительно раньше…
Потом он замолчал. Поднялся, поправил очки. Мы стояли у кресла, глядя на неподвижное тело.
- Он успел тебе что-нибудь сказать?
- Да.
- И что именно? Наверняка это было для него очень важно, если он хотел увидеть нас вместе… несмотря ни на что.
Я почувствовала, что неудержимо заливаюсь краской. Казутака смотрел на меня с возрастающим интересом.
- Он сказал… черт!
- Ну и?…
- Он сказал… мы должны пожениться.
- Интересно, в связи с чем?
Его глаза лукаво заблестели, а я почувствовала себя круглой идиоткой и озверела окончательно.
Он сделал шаг по направлению ко мне.
- Не подходи!!!
– Ммм..?
- Стой на месте, кому сказала!!! Черт...

Реакция меня не подвела... вернее на этот раз раз подвела- я могла всего лишь отстраненно наблюдать за тем, как мой кулак летит ему то ли в челюсть, то ли в глаз... и уже почти слышала звук лопающейся линзы и сдавленный крик, одновременно пытаясь вспомнить местонахождение ближайшего травмпункта... даром я, что ли, третий год тренирую местную женскую команду по боям без правил...и от предложений по работе отбоя нет, вон даже из Токио контракт прислали....додумать я не успела- крик был мой...кажется, я решила не сбить очки с выпускника медицинского университета, а всего лишь остановить электричку токийского метро на полном ходу. Запястье сдавили стальные тиски, кисть я не чувствовала вообще, а плечо ныло от отдачи так, как будто я полдня рубила дрова катаной.
В следующее мгновение потемневшие глаза оказались совсем рядом с моими.

- Да, примерно так я себе все и представлял...
– Что..?- положительно, сегодня был день разнообразных открытий..
– А? Ну тебя так и представлял... хотя нет, вру- все получается гораздо забавнее...

Взгляд синих глаз был доброжелательно-покровительственный, оценивающий... так смотрят на роскошный сорняк на горячо любимой клумбе... или на не менее горячо любимого нашкодившего кота, размышляя- то ли потыкать его носом в сотворенную лужу, то ли вытереть ее им же …

– Тебе нужно серьезно работать над реакцией... в твоем бизнесе это недопустимый пробел, который может стоить тебе здоровья или жизни. И куда только Ория смотрит?

Куда?! На тебя!!! на все остальное у него просто не хватает времени и сил!..
Я, наконец, вырвала руку и начала разминать онемевшую кисть.

- Теперь должно хватить - для моей невесты он просто обязан сделать исключение.
- Ты что, мысли мои читаешь?
- Зачем? На тебе и так все написано большими буквами. Ладно, с этим разберемся позже.

Бегло оглядев комнату, он приступил к методичному обыску. Я мрачно наблюдала.
- Ты ищешь завещание?
– Что за глупость? Конечно, нет. Рабочие дневники, истории болезней, результаты исследований...
- Но всё это наверняка в клинике.
– Наверняка... но не всё. Где бы ты хранила драгоценности, если бы они у тебя были? Так, понял.

Он шагнул к письменному столу с донельзя самодовольным видом.
- Говорят, иногда самый простой ответ одновременно самый правильный. Вот и проверим.

Из верхнего ящика он достал потрепанную записную книжку и старый блокнот. Из блокнота выпала выцветшая фотография. Брови Казутаки поползли верх, он присвистнул с озадаченным видом. Мне стало смешно. Он долго всматривался в изображение, словно забыв обо всем, потом бережно убрал фотографию в нагрудный карман пиджака, а блокнот с книжкой в карман плаща.

- Да, о нашей свадьбе... Я в принципе не против. Но нам надо хотя бы познакомиться...
Он ослепительно улыбнулся.

- Но мы знакомы!
- О ками-сама! Ты всегда такая, или специально для меня придуриваешься? Я предполагал, что профессиональные занятия спортом сказываются на умственной деятельности, но не думал, что до такой степени... Я позвоню тебе, как только освобожусь, и мы куда-нибудь сходим. Только надень что-нибудь приличное, или у тебя ничего другого нет? - он презрительно окинул взглядом мои любимые джинсы и футболку.

***************

Нервы я привыкла успокаивать давно проверенным способом- силовой тренировкой. Но на первой же попытке толкнуть вес противно запиликал телефон. Не взять трубку было невозможно- я ненавидела эту мелодию, а как этот сладенький кошмарчик звучал в спортзале... зашибись.
В трубке раздался высокий капризный голосок.
- Коооотииик... это я, твоя радость.... я тебе вчера говорила... сто раз говорила... сто раз повторила... ну ты помнишь???
- Что?
- То, что я тебе вчера говорила, повторила и забыла... ну в общей сделай это самое, ладно?
- Не помню! Я занята!
- Как...как ты можешь??? ты …. как всегда! ты грубое, грубое животное...
Истерический всхлип на том конце, быстрые гудки. Я отключила телефон со смешанным чувством облегчения, злости и вины.
- Нэко-тян достает?
Меня сильно хлопнули сзади по плечу. Я резко развернулась и увидела Юку, с ее фирменной добродушной улыбкой и темным непроницаемым взглядом.
- Вижу, вчера в клубе ты произвела на нее неизгладимое впечатление. Она тебе даже свой телефон записала... будет у тебя теперь богатая покровительница...

Пока я подбирала достойный ответ, Юка, словно и не интересуясь моей реакцией, уже шла к своей группе. Мой жадный взгляд скользил по прямой как струна мускулистой спине, любовался слаженной работой мышц... Я отвернулась, стараясь не покраснеть, и схватилась за штангу, как за спасательный круг... блин, ненавижу пить...

«Накрылся наш культпоход в ресторан», - злорадно подумала я, выходя из спортзала через три часа, уставшая до изнеможения и мокрая, как утонувшая мышь. Вряд ли мой элегантный «жених» согласится обонять рядом с собой настолько пахучую и взъерошенную особу. Конечно, дома можно принять душ и переодеться, но… не хочу и не буду, хе-хе!
Такие мысли изрядно подняли мне настроение. Напряжение практически ушло. Все-таки дед сказал что-то такое, что сейчас казалось очень важным, а я никак не могла вспомнить, о чем шла речь. Это нервировало. Это и еще одна навязчивая идея, явно требующая обстоятельного обдумывания. От изумления я даже остановилась. Спрашивается, почему при мысли о свадьбе перед моим внутренним взором замаячил светлый образ влюбленного не в меня приятеля?
Ох, Укё. Лучше не додумывай. Только этого тебе не хватало. Для полного просветления. Сыграть на железной флейте без отверстий. Услышать, как звучит хлопок одной ладонью. Влюбиться в Мибу Орию.

Сзади раздался рев мотоцикла. Чьи-то тонкие пальцы больно ухватили меня за предплечье, рванули из рук спортивную сумку. На талии сцепились руки- клещи, в следующий миг я была плотно прижата спиной к широкой твердой груди, и сумасшедшая машина рванулась с места в карьер, унося меня в неизвестном направлении.
Ветер наотмашь хлестал по лицу, бил тараном в грудь, затыкая рот, выбивая из глаз жгучие слезы, а из легких остаток кислорода. Я боялась пошевелиться и в какой-то момент просто закрыла глаза, понимая, что рано или поздно этот кошмар закончится. Наконец мотоцикл заложил очередной крутой вираж и встал как вкопанный. Я осторожно разжмурилась.

Сильные руки стащили меня с сиденья и поставили на землю. Развернулась я сама, не поверив своим ушам. В лицо мне со свистом летела моя любимая катана. Увернувшись от клинка и перехватив его за рукоять, я приняла боевую стойку. Темная фигура напротив смотрелась бы моим отражением, если бы не глухой мотоциклетный шлем на голове.
- Ори, ты?
Кто-то с обнаженным мечом шел ко мне, и в его намерениях можно было не сомневаться. Я успела уклониться от рубящего наотмашь удара лишь в последний момент. Я узнавала… и не узнавала. В человеке, движущемся напротив, все родное и знакомое с детства одномоментно сменялось чем-то неузнаваемо чужим, а потом так же быстро возвращалось обратно. Но бил он однозначно на поражение.
- Ория? ты с ума сошел или… ты жив???? Это ты или…
Я узнала его катану, но теперь совершенно не узнавала манеру ведения боя, пластику движений. Черт побери, этот тип был явно выше и крупнее Ории! Это было то единственно возможное, от чего мне сразу стало кошмарно плохо: со своей катаной Мибу Ория расстался бы только в момент расставания с жизнью, а это значило, что…

Я ринулась вперед навстречу собственной смерти. Наверное, я орала как резаная. Каким –то чудом отразив мощный удар, мой клинок скользнул под чужой клинок и наискось вошел под левое нижнее ребро. Противник по инерции рванулся ко мне, но его колени подогнулись, тело скрючилось и рухнуло на землю. Жалобно звякнула отлетевшая в сторону катана. Он дернулся еще раз и замер. Переведя дух, я опустилась рядом. Мне было все равно. В какой-то прострации я подцепила застежку шлема и стащила его с бессильно мотнувшейся головы. Рассыпались волосы… их было так много…эти волосы, этот тонкий костенеющий профиль, этот остановившийся взгляд невозможно прекрасных глаз могли принадлежать только одному человеку на земле. Мибу Ория. Ори…
Мой рассудок наконец-то сжалился надо мной и отключился. Я провалилась в милосердное небытие.

«Накрылись мои двенадцать евро медным тазом, не считая билетов на самолет… а кстати, что случилось?» Я уже пришла в себя настолько, чтобы понять, что на фэш я не лечу. Осталось вспомнить почему…

«Нет.. и здесь тоже нет… а где тогда?... ошибка?.. не может быть…так, ладно, разберемся…»
Я открыла глаза. Рядом со мной удобно расположился какой-то незнакомый парень в деловом костюме. Он сосредоточенно листал записную книжку в потрепанной обложке.
Я пошевелилась, слегка задев его. Он смущенно отодвинулся.
- Вы очнулись? Вам удобно?

Беглая улыбка, взлохмаченные волосы. Парень как парень, ничего особенного. Он поднял голову, и у меня в который раз за сегодняшний день перехватило дыхание. Прямо в душу смотрели огромные грустные фиалкового цвета глаза. Голова моментально закружилась, меня затошнило, я вспомнила все…
- Спокойно, не расстраивайтесь, все будет хорошо, ничего фатального не произошло….
Парень подмигнул и скорчил умильную рожицу, так не вязавшуюся с его строгим черным костюмом. В этот момент он почему-то больше всего напоминал лопоухого щенка, выклянчивающего лакомство у строгого хозяина.
Теперь я задыхалась от возмущения и нестерпимой боли. Ори…. что же я наделала?! Что значит: «ничего фатального не произошло»??? Ведь я же своими руками его убила… или тяжело ранила…

Я смотрела на этого шута почти с ненавистью. Похоже, я здорово приложилась головой в момент падения: у меня никак не получалось сфокусироваться на его лице, да и все остальное плыло в туманной дымке, только невероятные глаза смотрели пронзительно и тревожно.
- Вы, правда, не волнуйтесь так… я ищу- ищу, а вас с ним нигде у меня нету… ни сегодня, ни завтра, так что вероятнее всего произошла ошибка… у нас это тоже бывает иногда…

Где это нас «нету»? От непонимания я паниковала все больше и больше. К тому же я никак не могла понять, где мы находимся. Туман становился все плотнее и гуще, он завивался кольцами, принимал причудливые формы, как живой льнул к телу. Меня опять начало мутить.
Я уцепилась взглядом за его взгляд, уже почти осязаемый физически, и очень твердо спросила:
- Кто. Вы. Такой. Где. Мы. Находимся. Что. С моим. Другом?
Ужас. Умирающая мышь и то пропищала бы громче.

- Ой, простите… Тсузуки Асато, очень приятно познакомиться… Я шинигами сектора Кюсю.
«Шинигами? Что за хрень такая?»
- Понимаете, вы вдвоем как бы.. ну… перешли грань. Случайно, наверное, потому что в наших списках вас нет…Поэтому я сейчас быстренько вас отправлю обратно…
«Час от часу не легче! Обратно? Куда? И главное откуда? Нет, это все ерунда, главное- что с Ори?!»
- Он спит… но скоро проснется, - с готовностью пояснил он, как будто читая мысли.
- Нам стоит поторопиться,- Вашему другу нужно восстанавливаться, а здесь это затруднительно. Главное, не волнуйтесь,- он ничего не вспомнит.
- А я? - вопрос вырвался сам собой.

Он серьезно посмотрел на меня.
- Если честно, я не хотел бы убирать Ваши воспоминания, Укё. Это нарушение, но… хотя бы до тех пор, пока ситуация не прояснится. Я надеюсь, это произойдет быстро.
- А как же его рана? И откуда Вы знаете, как меня зовут?
- Я залечил ее. Мы умеем возвращать к жизни тех, чей срок не подошел. Укё, нам совсем пора… правда.

Кругом стремительно темнело. Мне стало совсем неуютно, хотя еще минуту назад я думала, что хуже быть уже не может.
- Я постараюсь вернуть вас как можно раньше до того момента, как началось разветвление. Да, пожалуй, так будет лучше всего.
Он сосредоточенно хмурился, будто что-то высчитывая в уме. Я схватила его за руку.
- Послушайте, Тсузуки Асато… Я по-прежнему ничего не понимаю, но… спасибо Вам. Спасибо.
- Не за что. А понимать и помнить- это не всегда… приятно.
- Я не забуду Вас. И если мы когда-нибудь еще встретимся…
Он грустно улыбнулся.
- Встретимся? Пожалуй, но я не уверен, что это будет радостная встреча.
Его лицо внезапно оказалось совсем близко. Мир закружился и померк…

…Сзади раздался рев мотоцикла. Я напряглась и резко развернулась. Прямо передо мной замер мощный хромированный красавец «кавасаки».
- Привет, сумасшедшая! Тебя сначала поздравить или сразу начинать сочувствовать?
Водитель одним неуловимым движением покинул сиденье и оказался рядом со мной. Тонкие пальцы неспешно подцепили застежку, стянули шлем. Мибу Ория легко качнул головой, на плечи обрушился шелковый водопад волос. Я зачарованно наблюдала за каждым его движением, впитывая и любуясь одновременно. Почему я раньше не замечала, насколько он красив?

- Ау? Ты где? Ты меня слышишь?
Мои губы неудержимо растягивала дурацкая улыбка. Тсузуки не обманул, кем бы он ни был… Жив! цел! И ничего не помнит…
- И еще мне очень интересно, как ты собиралась выступать без костюма, а так же лететь без паспорта и вещей. Скажи спасибо, что у тебя есть заботливый я….
Он кивнул на сиденье сзади. Там был приторочен пузатый саквояж.
- Лак для волос купим на месте. Но если ты простоишь столбом еще минут пять, то у нас есть все шансы все-таки опоздать в аэропорт.

Конечно, мы успели. Мы неспешно пили кофе в «дьюти-фри», и Ория рассказывал.
- Ты не вышла на связь, как мы договаривались, и я уже собирался разыскивать тебя по своим каналам, но тут позвонил Казутака и все объяснил.
Кстати, он здорово на тебя обижен- с чего это ты решила его стукнуть ни с того ни с сего?
Ория свирепо посмотрел на меня. Я виновато вздохнула и потупилась.
- А если уж решила- где результат, я тебя спрашиваю? Чему я тебя только учил все эти годы?
Не веря своим ушам, я подняла голову. В его глазах танцевали теплые веселые искорки.

- Как ты догадался, где меня искать?
- Ну, до сих пор ты все свои стрессы снимала в спортзале. Вот я и подумал, что этот раз вряд ли будет исключением.
Мы замолчали. Его ладонь осторожно накрыла мою, пальцы деликатно сжались.
- Укё, мне очень жаль. Он был прекрасным человеком.
- Да.
- Ты знала, что он любил тебя?
В его голосе появилась какая-то странная интонация.
- Ну да.
- Ты уверена, что понимаешь, о чем я? Я не хотел тебе говорить, но он заслужил, чтобы ты узнала его…Участь сильного человека… Однажды я стал невольным свидетелем его слабости, и он не простил этого ни мне, ни себе. Я увидел, как он смотрел на тебя- так смотрит мужчина на желанную женщину, а мы ведь были еще совсем детьми. Я не сумел скрыть от него, что понял это - в нашей семье подобное знание передается очень рано, таков наш бизнес. Наверное, я стал для него полночным кошмаром на все эти годы…
- Ори! перестань…Я догадывалась… потому что сама любила его.
- Вот как?
Я вызывающе встретила его взгляд. Черт!…что-то в глаз попало…вот наказание…
- Разминуться с предназначенным тебе судьбой человеком всего лишь на несколько десятков лет… проиграть времени или расстоянию… как это…
А дальше были только неразборчивый обволакивающий шепот, тепло рук, баюкавших мою голову, пока я самозабвенно выплакивала все то, что накопилось в душе, и наконец-то навсегда уходящая боль…

…Но это не так обидно, как проиграть привычкам и обстоятельствам, правда, Ори?
На этот раз я не сдамся так легко, а время у нас с тобой еще есть - ведь ОН так сказал…


URL записи

URL
Комментарии
2011-08-24 в 10:39 

Rise Up
I got stamina
ох, какой шикарный майндфак - это я про момент с шинигами.
достойное окончание, правда, насчет деда как-то, ну...
Due Angeli, вы большой молодец!

2011-08-24 в 14:58 

Due Angeli
Я бросаюсь, как в воду, в объятья твои, снова пальцы скользят по плечу; вырвать корень твоей ядовитой любви ты не можешь- а я не хочу! (с)
ох, спасибо большущее... аж от сердца отлегло:)))) а про деда- это в общую кучу к ориентации, комплексам и заодно объяснить почему он Орию не любил, хотя такое бывает, я знаю точно :)))) надеюсь, она мне еще что-нибудь интересное расскажет, там у них еще Прага впереди... и много чего прочего... Можно, я буду Вас извещать, если что-то еще вдруг образуется?

URL
2011-08-24 в 18:52 

Rise Up
I got stamina
Я с удовольствием буду следить за вашим творчеством!

2012-06-04 в 13:37 

Ооооо.....великолепно! )))
я знала, что это будет красиво, мои ожидания оправдались ;)

URL
   

Светотени

главная